Личный кабинет:
Войти  /  Зарегистрироваться
Главная → Газета «Рыбак севера»
24.08.2012       РАСКРЫТА ТАЙНА КОРАБЛЕКРУШЕНИЯ
Автор: Игорь ЧЕСНОКОВ


В 1749 году линкор «Варахаил» погиб в «Бермудском треугольнике» Двинского залива

 Ранним утром 7 июня 1749 года из Лапоминской гавани вышел и направился на выход в Двинский залив боевой парусный корабль под российским военно-морским флагом. Трехмачтовый 54 пушечный линкор «Варахаил» вели по судовому ходу на буксире четыре гребных шлюпки. Миновав речные узкости, корабль «оделся»: в помощь гребцам шлюпок были подняты брамсели – верхние паруса.

На кормовом мостике близ штурвальных – два двинских лоцмана, офицеры и командир корабля, капитан первого ранга Шпанберг. Борта, мачты, реи сияли свежим «деревом». Построенный на Адмиралтейской верфи в Соломбале и спущенный на воду месяц назад корабль впервые выходил в море. Задача командира была выйти за бар, чтобы на достаточной глубине догрузить судно с увеличением осадки корабля до расчетной. День выдался ясным. Правда, гидрометеообстановка оказалась не самой удачной: свежий ветер от норд-веста с переходом на норд. Имея в виду направление тогдашнего судового хода, ветер был практически встречным. А когда он стал меняться на северный, то и сам ветер, и волна стали бить в правый борт с риском отжать корабль к левой кромке судового хода. Этому же способствовало и течение: «Варахаил» выводили на приливе, с тем чтобы, подойдя к порогу бара – поперечной подводной песчаной косе, приготовиться к преодолению ее на полной воде.


Дело в том, что у порога бар сужался, глубина этого препятствия не превышала пяти метров. Поэтому корабли в Архангельске строились с соответствующей осадкой, чтобы дооснастить их можно было затем уже за пределами этого барового порога. Через ту песчаную косу суда буквально продирались днищем по песку. Преодолевать преграду приходилось с помощью буксировки, порой с подтягиванием якорями, а также и с помощью раскачивания судна, когда весь экипаж в 300–500 человек, включая и офицеров, перебегал по команде с борта на борт.


Итак, «Варахаилу» предстояло приблизиться к порогу, встать на левый якорь, завезя его на шлюпке ближе к судовому ходу, а затем с помощью шпиля подтянуться, чтобы утвердиться на подходящем месте в готовности с началом отлива форсировать преграду.


Какая сила свалила корабль?
Лоцманы и командир учитывали ветер, течение, и корабль уверенно держался судового хода, ограниченного вехами.

В успехе предстоявшей не самой сложной операции командиру сомневаться, надо полагать, не приходилось. Новым кораблем командовал не кто иной, как один из самых грамотных и опытных российских мореплавателей того времени, участник 1-й и 2-й Камчатских экспедиций Мартын Петрович Шпанберг, помощник Витуса Беринга, сам командовавший затем отрядом кораблей экспедиции. Он провел несколько лет в плаваниях, исследуя северную часть Тихого океана, открыл ряд островов, в том числе Курильскую гряду, первым из россиян побывал у япон­ских берегов и вошел в контакт с их жителями, служил и водил корабли на Балтике. Это был поистине морской волк...

Корабль шел легко, со скоростью 4,5 узла, и, когда добрался до расчетного места, лоцманы сказали: «Капитан, дальше идти не можно, нужно встать на якорь».

Командир велел отдать якорь и каната выпустить полчетверти. Это всего 23 метра. Столь незначительную длину якорному канату дали, видимо, учитывая мели слева, на которые ветром и течением могло нанести «Варахаил» при большей длине каната.

Вскоре заметили, что судно дрейфует кормой к острову Голец, его прибрежным мелям. Лоцманы, вероятно, успокоили: ничего, мол, страшного, хотя якорь, видимо, и не «забрал» еще, но корабль дрейфует в протоку, вполне глубоководную, а тут и якорь успеет зацепиться.

Чтобы уменьшить парусность, стали срочно убирать брамсели: матросы пошли на мачты. И тут корабль начало разворачивать, но почему-то вопреки логике обстановки – вправо, по часовой стрелке, будто двигала судном неведомая сила. Корабль встал практически поперек ветра и течения, чего случиться никак не должно было, поэтому ни командир, ни лоцманы не могли ничего понять: что происходит?

Полетели команды к шлюпкам, Шпанберг стал пытаться маневрировать.

Спустя еще несколько минут корабль вдруг начал безостановочно валиться на правый борт. Загрохотали внутри, срываясь с мест, тяжелые орудия, ядра, грузы, закричали и забегали люди, забурлила мощными бурунами вода. «Варахаил», к ужасу моряков, погружается, люди карабкаются наверх, кто куда. Вот легли на воду мачты, пузырем надув паруса, и вскоре на поверхности все еще бурлившей воды осталась лишь четверть корпуса «Варахаила» – его левый борт, на скользкую, мокрую поверхность которого карабкались со всех сторон из воды моряки.

Катастрофа унесла 28 человек из числа 349 членов экипажа. Большинство успели спастись. Погибли те, кого, видимо, сбило тяжестями внутри корабля, и те матросы, которые оказались на мачтах. Они, упав в воду, могли быть накрытыми парусами, снастями…

На буксировочных шлюпках люди смогли перебраться на берег острова Голец, оттуда через Новодвинскую крепость спасшиеся во главе с командиром прибыли в Архангельск.

Морская портовая комиссия, которая взялась расследовать инцидент, не смогла прийти к сколь-либо объяснимым причинам катастрофы. Не нашли объяснения гибели корабля и столичные комиссии, работавшие здесь в течение трех лет. Был приказ принять все меры к подъему «Варахаила». Но вначале работам помешала непогода. А затем штормом, течениями корпус корабля был сдвинут с мели на более глубокое место. Он на два фута погрузился в грунт – глину с мелким песком, весь залился водой. С помощью тогдашних несовершенных технических средств выполнение такой задачи оказалось невозможным. Со временем корабль окончательно скрыло водами залива.


В случае гибели боевого корабля указом Петра I командир и старшие офицеры подлежали разжалованию и наказанию. Такая судьба постигла и командных чинов «Варахаила»: их разжаловали в рядовые матросы.

А капитан первого ранга Мартын Шпанберг, несмотря на все прошлые заслуги, был лишен офицерского и дворянского званий и сослан на галеры.

Четыре «Варахаила»
Так трагически закончилась, еще даже не начавшись, биография мощного корабля петровского военно-морского флота, уже достаточно славного к тому времени.

Кстати, эту славу России добывали и моряки одноименного корабля. 52 пушечный «Варахаил» впервые появился в истории за 34 года до линкора, затонувшего на старом баре Двинского залива.

Заложенный на Адмиралтейской верфи в 1714 м, в июне 1715 го он был спущен на воду. Благополучно миновал порог на баре, был вооружен, дооснащен и прибыл к месту службы – на Балтику. Там первый «Варахаил» отличился в морских боях во время войны со Швецией.

Затем был наш, второй «Варахаил», о котором ведем речь. Вскоре после его гибели уже появился третий. Он был построен во время царствования Елизаветы Петровны в 1752 году и также действовал на Балтике. Принимал участие в боевых сражениях в войне России с Пруссией.

В кораблестроении, в том числе и российском, всегда существовала традиция: присваивать некоторым новым судам и кораблям имена, которые уже носили прежде покорители морей. Сохранялась такая традиция и на петровском флоте, бурно строившемся и в царствование этого императора, и после него в России, ставшей сильной морской державой. Только самых мощных линейных кораблей было построено 66 в период с 1700 по 1841 годы, не говоря о сотнях кораблей других классов. Это интенсивное строительство флота преследовало цели не столько наращивания, сколько поддержания количества его боевых единиц. Ведь средний срок службы тогдашних кораблей составлял всего от 5 до 10 лет.

Такая закономерность просматривается, например, и по четвертому «Варахаилу», самому мощному из одноименных кораблей. 68 пушечный, он был построен на Херсонской верфи, служил и воевал в составе Черноморского флота с 1801 по 1812 год, после чего был признан негодным к дальним плаваниям и спустя год разобран.

При чем здесь «Варахаил»?
О линкоре, как и о многих других давно погибших кораблях, забыли почти на два с половиной столетия. Но не навсегда.
В 1986 году в водах Двинского залива, неподалеку от острова Голец, в течение месяца велись поиски «Варахаила» со специального судна, прибывшего с экспедицией от АН СССР и Минкультуры. Найти корабль, увы, тогда не удалось.
Зато его отыскали наши земляки-архангелогородцы – экспедиция под руководством энтузиаста-краеведа, кандидата медицинских наук, а также физика Анатолия Каранина. Более того, Анатолию Феодосьевичу удалось определить, отчего погиб корабль.

Между прочим, интересна и сама причина, которая подвигла его и единомышленников обратиться к истории «Варахаила» и поискам.

– Мы занялись этим в продолжение темы, связанной с находкой в Холмогорах, – рассказывает Анатолий Каранин. – Четыре года назад мы нашли там захоронение российского императора Иоанна VI Антоновича. Он – сын второго генералиссимуса российского Антона Ульриха Брауншвейгского, захоронение которого, собственно, мы и решили отыскать, когда узнали о намечавшемся сносе водонапорной башни. Ведь она была построена на фундаменте бывшей церкви Успения Божьей Матери. А в подвале церкви, судя по историческим документам, был тайно захоронен генералиссимус. В результате серьезных археологических работ обнаружили останки. Но они, по нашему предположению, могли принадлежать его сыну, Иоанну VI. Останки мы передали на экспертизу в Москву, в Российский центр судебной экспертизы и криминалистики. После двух лет исследований специалисты центра не нашли ни одного противоречия в нашем заключении о том, что найдены останки именно российского императора Иоанна VI. Известно, что в результате дворцовых интриг четырехлетний Иоанн вместе с семьей в 1744 году был привезен в Холмогоры в ссылку. В 15 лет его тайно вывезли в Шлиссельбургскую крепость, где он провел еще восемь лет. Неудачная попытка сторонников законного императора освободить Иоанна VI закончилась гибелью того. Он был захоронен в крепости, затем, по слухам, останки его перенесли в Тихвинский монастырь. Но последующие поиски, проведенные по приказу императора Александра I, успехов не принесли, и место захоронения Иоанна осталось неизвестным.

Две его сестры, Елизавета и Екатерина, и два брата, Петр и Алексей, жили в Холмогорах с отцом, Антоном Ульрихом Брауншвейгским. А когда он умер и был тайно захоронен там же, то императрица Екатерина II разрешила детям выехать в Данию, где его родная сестра была в то время королевой. Детей вывезли в Норвегию, а оттуда переправили в Данию. После смерти они были захоронены в городе Хорстене, в русском приделе местного костела. Это небольшой датский городок, и в нем всего две исторические достопримечательности. Первая – захоронение детей из российского императорского семейства, вторая – музей Витуса Беринга, потому что Хорстен его родина. А поскольку «Варахаилом» командовал сподвижник Беринга, тоже датчанин по происхождению, моряк на российской службе Шпанберг, то у нас родилась идея. Если бы нам удалось найти корабль и поднять с него вещи, предметы, то мы могли бы часть их передать в музей Беринга в Хорстене. В Дании очень высоко чтут своих знаменитых земляков. А от датских специалистов мы попросили бы провести исследования останков братьев и сестер Иоанна VI для окончательной идентификации нашей холмогорской находки.


Никто ничего не знает
Как же был найден петровский линкор? Поиски места его гибели энтузиасты-архангелогородцы под руководством Анатолия Каранина начали, судя по его рассказу, с того, что в 2008 году стали объезжать прибрежные деревни, опрашивать стариков, местных краеведов: не знают ли они чего-либо о той катастрофе.

Но никто ничего даже не слышал. Не знали об этом и архангельские историки.

Стали искать и исследовать с нуля архивные документы в Архангельске и Центральном военно-морском архиве в Питере. В найденных бумагах встречались противоречивые сведения о месте гибели корабля. И поиски на воде не приносили успеха.

Наконец обнаружили необходимые данные: в трех милях от острова Голец. Стали бороздить на катере воды у островов со специальными приборами. Ничего.

Поняли, что нужны более точные ориентиры. С магнитометром обследовали лежащие от судового хода дальше к Гольцу песчаные отмели. После долгих попыток современный прибор обнаружил магнитную аномалию. Предположили: она – от пушек и ядер лежащего на дне корабля. С воодушевлением поисковики мечтали о том, что корабль, возможно, неплохо сохранившийся, будет поднят и, может быть, станет настоящим символом морского Архангельска,  не то что полуразрушенная, без мачт, не представляющая никакой исторической ценности шхуна «Запад». Мечтам сбыться не удалось.

И все же «Варахаил» нашли. Правда, в другом месте. Но поднять его, как выяснилось, не представляется никакой возможности. Зато достать со дна что-то из принадлежностей корабля, не исключено, удастся.

Помог спутник
А нашли корабль в прошлом году.

– Тогда, вооружившись точными сведениями о маршруте и маневрах «Варахаила» в тот трагический день, мы повторили на катере его путь, – рассказывает Анатолий Каранин. – Притом 9 июня погода была точно такая же, как и 7 июня 1749 года: свежий ветер от норда с переходом на норд-вест. Шли с той же скоростью, что и «Варахаил», зная, когда какой буй он проходил. Двигавшийся на самом малом ходу катер тоже все время сбрасывало к левой кромке судового хода. Прошли до выхода с бара и оказались близ одного из островов, под песками которого, как мы думали, корабль и находится. Но ведь он дрейфовал какое-то время к югу, к мелям острова Голец. Значит, мы не там ищем.

Чтобы прояснить вопрос, вернувшись, заказали центру космического мониторинга САФУ съемку этого района в момент максимального отлива, чтобы были видны все песчаные отмели. Мониторинг состоялся 5 августа. В это же время и мы там проводили зондирование грунтовых песков на глубину до трех метров. В общем, исследовательских работ очень много провели.


А через три дня, когда получили снимки, сделанные со спутника, увидели на одном из них контуры корабля. Поняли, что и теперь искали не там. Тогда направились в район еще южнее и стали вести поиски с применением гидролокатора бокового обзора. И вдруг обнаружили в том месте следы корабле­крушения, притом более трех десятков старинных кораблей Это была протока и, как позднее выяснилось, природная ловушка для парусников. Оказывается, все суда, которые во время сильного ветра теряли якорь на выходе из бара и становились неуправляемыми, сносило течением и ветром в эту протоку, практически в одно место. И вот подробное его гидролокационное обследование показало очень крупное судно. Размеры приблизительно совпадали с величиной «Варахаила». Все остальные парусники были меньшими.


Все сходится
– И тогда мы нацелились на этот крупный объект, – продолжал Анатолий Феодосьевич. – Современные гидролокаторы позволяют получить очень подробную картину дна, когда видно на нем все до мельчайших подробностей. Сразу после обнаружения корабля, предположительно «Варахаила», мы стали проводить более детальное обследование всей той ловушки. Таким образом просканировали всю зону этого корабельного кладбища, этого «Бермудского треугольника» устья Северной Двины. И не нашли ни одного объекта, сходного  по размерам с тем, самым крупным. Приступили к исторической идентификации. Дистанция от острова в документах значилась «три мили», и по нашим расчетам выходило 2,96 мили.

При крушении корабль лег на правый борт. И следы от мачт ведут в береговую сторону, то есть лежит судно на правом борту, носовой частью к Мудьюгу, а кормовой – в сторону Гольца.

Исторически известно, что корабль лег по направлению 50 градусов. По нашим измерениям получилось 52 градуса.

Длина «Варахаила» по документам 43 метра. Мы намеряли около 44 метров. Корабль был военным, и на снимках видны некоторые предметы, очень похожие на корабельные орудия.
Еще признак. «Варахаил» вез кроме всего прочего груз смолы в бочках для Санкт-Петербургской судоверфи. На снимках видно достаточно много «квадратиков», рассыпанных вокруг корабля.
Виден и якорь. Каната было вытравлено 23 метра, у нас получилось 23,6.
То есть по всем известным историческим признакам мы имеем почти полное совпадение. Проблема только в том, что корабля-то по сути дела нет. А видим мы лишь место, где произошло крушение.

Почему нет его? Прошло много времени: 263 года. К тому же лег корабль «неудачно»: не на тихом месте, как, например, шведский «Васа», который подняли и сделали из него в Стокгольме музейный экспонат, а посреди протоки. Скорость течения в ней около 5 километров в час на максимуме приливов отливов.

Представьте себе, как со скоростью 5 километров в час громадная масса воды проходит там, создавая гигантское давление. За эти 263 года она прошла над кораблем четыреста тысяч раз. Я прикинул, что если бы за один такой пяти-шестичасовой проход с борта смывалось водой всего лишь около трех микрон – это три тысячных доли миллиметра, то за эти четыреста тысяч проходов будет снято с поверхности борта 1,2 метра. То есть, если толщина борта даже 1 метр, то его там уже не может быть.
Да и на гидролокационном снимке видно, что корабль развалился: связи ослабли.

Левый борт отошел, скорее всего, первым, потому что он был на морской стороне. А позднее отошел и правый. И сейчас мы видим только остов судна, который постепенно заполнялся глиной с мелким песком – через щели, через открытые палубные пространства, через порты. И теперь это уже глиняный участок в форме корабля, в котором видны еще где-то внутри поперечные балки. Все это держится пока за счет внутренних конструкций корпуса.


Волны-убийцы
Да, страшное место. Мой собеседник разворачивает старую карту Двинского залива. Она снята еще в 1832 году капитан-лейтенантом Михаилом Рейнеке, и на ней обозначен старый бар. Вот остров Голец, а вот прежний судовой ход и место ловушки. На снимке на нее указывает кончик стилета.

По старому бару уже двести лет никто не ходит. От нынешнего судового хода, идущего к Мудьюгу и вдоль него, это зловещее место расположено неблизко: в полутора милях.



Анатолий Феодосьевич продолжает тему ловушки, тайны двинского «Бермудского треугольника», которую он также раскрыл:

– Очень интересное место. На приливе вода идет сюда, на песчаную отмель, которая оголяется только на максимально малой воде. И когда здесь судно или любой другой объект проходит, то его прямо затягивает сюда. Потому что здесь возникает еще и кольцевое движение воды. Поэтому те суда, которые срывало в шторм с якоря, сносило именно сюда. Еще нам было непонятно: почему же затонувшие суда лежат в глубокой части протоки? Продолжили исследовать космические снимки и обнаружили удивительные изображения. Будто волна схлопнулась с другой и распадается в шести направлениях. Скорее всего это явление возникает, когда идет хороший накат с морской стороны. Попадая в зону ловушки, он ударяется о почти вертикальные стенки этих песчаных островов, как в каньоне, и возникает отраженная волна. Когда она попадала в резонанс со встречной, возникала так называемая «стоячая волна». Она ни с того ни с сего может подниматься вдруг перед судном. Поэтому небольшие суда погибали, скорее всего, в том районе от стоячей волны, или «сувоя», как называли ее поморы. Такие волны могут быть разной высоты в зависимости от силы шторма. Мне довелось увидеть стоячие волны в бинокль, когда мы находились в том месте и ожидали космическую съемку. Именно эти волны и зафиксированы на космических снимках.

Тесно на кладбище кораблей
Но «Варахаила» погубили не стоячие волны. Тут мы и подошли вплотную к причине катастрофы.

Виной крушения линкора стала, выходит, едва ли не мистическая его встреча с жертвами двинского «Бермудского треугольника»: затонувшими здесь судами, которых насчитывается около шестидесяти. К такому выводу привели Анатолия Каранина гидролокационные обследования места катастрофы.
Когда «Варахаил» с незабравшим грунт якорем дрейфовал по ветру и течению в сторону берега, то навалился кормой на лежавший на грунте голландский флейт, грузовое судно.
Корма стала неподвижной, а корпус начало разворачивать носовой частью по часовой стрелке и таким образом поставило поперек течения и ветра.

Корабль могло бы разворачивать и дальше, вплоть до 180 градусов, и тогда он смог бы сойти с препятствия. Но беда, говорят, не приходит одна. Линкор наваливается еще на одно затонувшее судно. Продолжая дрейфовать, он сносит у этого «утопленника» все надстройки, все деревянные надпалубные конструкции и застревает на этом судне уже другой частью корпуса: той, что ближе к носу. Так возникли две опорные точки. На массу линкора в тысячу тонн продолжают давить приливная вода и ветер и кладут корабль, не имевший третьей точки опоры, набок.

– Орудийные порты в борту наверняка были открыты, – предполагает мой собеседник, – внутри судна с большой скученностью людей, грузов, провизии и прочего обычно нечем было дышать. Поэтому и потребовалось так немного времени, чтобы корабль быстро «захлебнулся».

Всем нам известна другая приблизительно такая же недавняя ситуация: открытые бортовые иллюминаторы печально известной «Булгарии» тоже сыграли коварную роль, когда теплоход на повороте накренило от ветра и волны.

– Следовательно, ни командир «Варахаила», ни лоцманы в принципе не виновны в том, что произошло, – резюмирует Анатолий Каранин. – В то время они не располагали никакими техническими средствами, никакими приборами, с помощью которых можно было бы определить те или иные подводные опасности.
Собственно говоря, Шпанберга и его офицеров спустя три года после происшествия вернули к службе в их прежних званиях. Возможно, поняв, что их вины в гибели корабля нет.

– Интересная деталь, – продолжает Анатолий Феодосьевич.  – Когда Шпанберга в 1749 году арестовывали в Архангельске, капитан над портом Апрелев приказал сдать шпагу как символ отобрания дворянских прав. Моряк ответил: «Шпаги, извините, сдать не могу: она погибла вместе с кораблем».

Похоже, так оно и было. Дело в том, что на одном из снимков гидролокатора в районе кормы «Варахаила» отчетливо видны квадратные рамы. Это не что иное, как части кормовой галереи корабля. И здесь же при значительном увеличении видим на грунте предмет, очень похожий на шпагу. Различаются даже ножны, из которых шпага подвынута.
Можно предположить, что во время заваливания корабля командир, перед тем как покинуть его, сбрасывал с себя все лишнее, чтобы не мешало, когда окажется в воде. В том числе избавился он и от шпаги: с ней ведь не поплаваешь. Исследователь предполагает, что это может быть шпага Шпанберга.

 Что дальше?
– На месте гибели «Варахаила» водолазы отмечают нулевую видимость, – сетует Анатолий Каранин. – И вообще, многие предметы находятся не на поверхности грунта. Водолазы в той мутной взвеси не смогут отыскать что-нибудь даже с помощью мощных фонарей. Мы снабжены хорошей современной аппаратурой и в этом году постараемся продолжить кое-какие работы. Но для обеспечения подъема чего-либо с места гибели корабля нам необходим еще один прибор, шведский, самый современный. С его помощью сможем находить и то, что не видно обычным глазом, и наводить водолазов на эти предметы.
К следующему сезону мы его приобретем и тогда, надеюсь, начнем наконец извлекать со дна морского какие-то интересные артефакты той эпохи.

На вопрос, кто это «мы», мой собеседник ответил, что в поисковых операциях участвует под его руководством группа из пяти энтузиастов. Помогают и специалисты из САФУ, из других структур. Катера предоставляют друзья, а поисковое оборудование – от фирмы «ПрогрессТех», которой руководит Анатолий Феодосьевич. Эта фирма поставляет на рынок области технические средства безопасности.

Что касается ожидаемого подъема крупных и тяжелых предметов вроде орудий и якорей, то в этом готовы оказать содействие специалисты Центроспаса и МЧС с помощью специальных судов. Все работы энтузиасты ведут за собственный счет, не ощущая помощи государства.
– При решении таких больших задач, связанных с поисками прошлого, люди приходят к нам на помощь безвозмездно, – говорит Анатолий Феодосьевич. – Ими движет не только интерес, но и наш общий исторический долг.

 

На снимках: «Варахаил» был похож на этот корабль (shipsmodel.narod.ru); старинная карта, найденная участниками экспедиции с указанием местоположения кладбища кораблей; руководитель экспедиции Анатолий Каранин.
Фотоматериалы предоставлены экспедицией.



АТФ сегодня:

– промысловые суда
– рыбный порт в Архангельске

– собственная судоверфь с доком

– рыбоперерабатывающий завод

– учебно-тренажерный комплекс "Белокаменка"

– технический центр

Подробная информация
в разделе "Услуги"
АО "АРХАНГЕЛЬСКИЙ
ТРАЛОВЫЙ ФЛОТ"
Россия, 163030, г.Архангельск,
пр. Ленинградский, 324
ТЕЛЕФОН: +7 (8182) 42-18-65
ФАКС: +7 (8182) 42-18-70
E-MAIL: flot@oaoatf.ru
ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ В АРХАНГЕЛЬСКЕ
10 марта 1920 года Приказом Совета народных комиссаров в Архангельске было организовано Беломорско-Мурманское управление рыбных и морских промыслов при Архангельском губернском совете народного хозяйства («Областьрыба»). Ему передали национализированные траулеры: 6 – архангельского рыбопромышленника Беззубикова, 6 – Архангельского Центросоюза. Первым под флагом РСФСР ушел 29 июня из Архангельска на промысел траулер Т-30 под командованием капитана Микеля Андреевича Викмана. Эта дата традиционно считается днем рождения первого государственного тралового флота России – Архангельского.




  2010 © “Архангельский траловый флот”. Все права защищены.
Использование информации, размещенной на этом сайте,
допускается только с письменного разрешения администрации проекта.
Разработка - “Монарх” , nick